Я люблю Латвию!, проповедь

21.11.2011.




По мнению многих наблюдающих, на празднике, самой актуальной речью была проповедь, архиепископа Латвийской лютеранской Церкви – Яниса Ванага, которая была сказана на  экуменическом служении в Рижском Домском соборе. В честь 93 годовщине Независимости Латвийской Республики – 18 ноября 2011 года.

Проповедь архиепископа Яниса Ванага  на 93 годовщине Независимости Латвийской Республики.

18 ноября – наш государственный праздник, светлое время тёмной осенью, когда вывешиваем флаги, крепим красно-бело-красные ленточки и украшаем стену в музеи оккупации плакатом с надписью – «Я люблю Латвию!» Что мы под этим подразумеваем? Я люблю Латвийскую землю? Я люблю государство Латвию? Иногда люди подчёркивают различия между  государством и землёй - что любить. На это надо сказать, что любить Латвийскую землю – прекрасную природу, нежные горы и долины, красивые леса, море и реки – это не ново. Любовь к земле звучит через былины, классическую поэзию и песни. Латвийскую землю народ мог любить в Германское, Шведское, Польское время и во времена Российских царей. Это не было запрещено и в Советское время. Новое, необычное,  даже невероятное – это любить Латвийское государство. Просто говоря о своей стране, где латышский язык мы можем называть единственным государственным языком. Где латыши могут создавать отношения с представителями других народов, как свободные люди со свободными; где мы можем сами выбрать и распустить Сейм; где можем, не боясь думать, читать, писать и говорить; где можем верить и молиться Богу с чистой совестью. В нашей истории, на протяжении многих веков, возможность любить Латвийское государство были не полных 50 лет. К этому стремилось все латвийские движения пробуждения. За это боролось солдаты освободители. За это сами стояли на баррикадах.  Сегодня мы празднуем её 93-х летнюю годовщину.
Пусть и не круглая дата, но значительная, так как происходит в важный исторический момент. Время пробуждения было всего 20 лет назад, и это поворотный момент для латышей. Вместе с Литвой – мы являемся двумя оставшимися Балтийскими народами. Если посмотрим в историю – как много всего было! Чаще слышали о прусах, голлиндах, ятвингах. А вот – судавы, дайнавы, полекши для многих будут даже незнакомыми словами. В языке ятвингов сохранилось всего 208 слов в словарях. Экспериментальная лингвистика возобновила язык прусов. Некоторые специалисты могут общаться на этом языке. Разве это не захватывает? Но трудно не думать о том, что когда-то это были живые народы и языки. В какой исторический момент они стали частью историков? Например, голлинды оставили эту землю и отправились по миру. Их следы можно найти и в Подмосковье, и во Франции. Предполагают, что Испанская провинция Галиция получила своё название именно от этого народа. Сегодня. 10 леи спустя после первого исчисления народа, количество жителей уменьшился от 2.3 до 1.8 миллионов, что немного больше половины – это латыши, и из них половина старше 40 лет, может и не стоит паниковать и думать, что похожий исторический период приближается к нам. Знаете ли вы, что когда-то в Латвии существовала культура керамического гребня? Культура - лодки по типу каменного топора (они якобы были нашими предками)? Интересно, как историки назовут нашу культуру? В какой части – Восточной или Западной найдут наши следы, которые будут свидетельствовать, что когда-то сюда прибыли латыши. Будет ли такой же интерес у экспериментальной лингвистики в работе над латышским языком, как над прусским? Это волнующие вопросы, которые по своей зависти, может, не кажутся реальными, но с народами так происходит и есть приметы, которые предупреждают, что такой исторический период очень быстро и близко подкрался к нам. Его дыхание уже можно чувствовать затылком.
Что мы делаем, когда чувствуем это? Часть граждан Латвии выбирают что-то похожее на эвтаназию. Они говорят – «Может я, и люблю эту землю, но не люблю государство. Как оно ко мне относится, так и я к нему. И если оно идёт, то пусть идёт к чёрту. Когда здесь всё развалится, я просто уеду». В интернете этот выбор комментируют и подтверждают часто и эмоционально. Нельзя отрицать, что в этом звучит чувство справедливости. Но всё-таки есть и другой выбор. На прошлой недели, посещая Церкви Северной Видземе, я так же встречался с представителями самоуправлений, культуры, школ и местными бизнесменами. Было приятно встретить энергичных. оптимистических людей, которые в это время с надеждой смотрят на будущее Латвии, делают и помогают окружающим, что является благословением для них и самим приносит удовлетворение. Каждому, кто желает, чтобы латыши были, надо понять, что это невозможно не только без этой страны, но и без государства, которые надо любить. Так далеко в вопросе, для чего мне такая независимость, для чего мне такое государство. Может у других Латвийских этнических групп есть будущее без Латвийского государства, но для латышей – нет.
Латвии не нужна эвтаназия, а наоборот - оживление и обновление.
Стремление к обновлению общество высказало, выбрав новый Сейм. У народного представительства много новых лиц, с которыми связаны новые надежды. Но Иисус говорит: «Новое вино не наливают в старые мехи». Сами по себе новые лица ничего не меняют, если рельсы остаются старые и не меняется нравственность и принципы. Надо брать во внимание, что после выборов остаётся такой же раунд гражданской службы, который, чаще всего, и есть главный детектор. Новые лица в правительстве ничего не решат. Нужны новые идеи, новые принципы, новые пути. Установленным структурам трудно измениться. Они стремятся зашить себя и своё положение. Может угрожающий исторический момент, со своим ледяным дыханием в затылок окажется достаточно сильным побудителем, чтобы все вместе мы могли что-то исправить и к лучшему? Больше некуда отступать.

Фактически – новое, это чаще всего, хорошо забытое старое. Когда люди приходили к Иоанну Крестителю и спрашивали, что делать, чтобы избежать от карающего топора приближающегося Царствия Небесного, он отвечал им просто и обыденно. Сборщикам налогов он говорил не брать больше положенного. Солдатам – в то время структура безопасности – он говорил не пользоваться данной им властью нечестно, никого не притеснять и не красть. Просто говоря, каждому человеку, каждой структуре просто, хорошо и честно выполнять свои обязанности. Делать то, что надо делать. Это уже большой шаг от карающего топора.

Но часто возникает вопрос, что надо делать? Чем ответственнее пост у человека, тем важнее становиться вопрос, откуда он получит побуждения или указания, что делать?

У добытчиков угля есть такая примета – брать в шахту канарейку. Не из-за сентиментальности, а с практической точки зрения. Оказывается, что у этих птиц очень чувствительные дыхательные органы. Если в шахте есть опасные газы, они чувствуют их первые. Когда птички начинают кашлять и задыхаться, то это знак, что все в опасности, и что всем надо срочно спасаться. Так же и тем, кто ещё ничего не чувствует, надо срочно выбираться из шахты. Канарейками нашего общества в шахте являются те, кто захлёбывается и самые беззащитные, те у которых не остаётся ничего другого, как только улетать прочь. За ними надо наблюдать по знакам, что делать, а не ждать оракулов откуда-то с горных облаков Олимпа, где власть имеющие и богоподобные живут не земной жизнью. Это не надо делать и из жалости, сейчас мы поможем нашей бедной канарейке, младенцам в клеточке. Это надо делать с пониманием, что они жизненно важную информацию. Если они начинают задыхаться, тогда всё общество и страна в опасности. И всем очень быстро надо выбираться из этого состояния – даже тем, кто ещё не ощутил трудностей. Если бы спросили, за какое время опасный исторический период приблизился, можно было бы ответить – за то, пока игнорировались и не замечались  предупреждающие знаки.
Не все из нас находятся в таком состоянии, что вот, вот задохнуться, но и благополучные граждане не всё время счастливы и иногда не чувствуют защищенности. В благополучные времена они откусили большой кусок, а теперь не могут его переварить. В какой-то момент, кто-то из нас думал – я хочу столько, потом мне надо ещё столько-то и тогда я буду счастлив. Когда всё это было получено, оказалось, что это нелегко нести. А чтобы удержать, нужно много сил, поэтому люди постоянно живут в стрессе и страхе. Это так же связано с нашим выбором.
Мы решили создать свою Латвию, по западному образцу, как потребительское общество, даже не догадываясь, к каким проблемам движется Запад. У нас много товара, который мы можем потреблять – естественно, если есть деньги. Но, в конце концов, потребительское общество сделало товаром самого человека и определяет его ценность по указателю – сколько он может получить и потратить. Значимость человека зависит от того, насколько большая его конкурентоспособность в марафоне. Тех из нас, кто принимает эти условия, потребительское общество гонит жестокий бег и стресс, где статус и способность приобретать становится идентичностью. Человек думает, если я приобрету это, если мне будет принадлежать это, я приобрету уважение, и смогу сам себя уважать. Тогда я реализуюсь и буду счастлив. Но, чтобы удержать приобретённое, человек должен проливать кровь, слёзы и потеть в соревновании заработка и жить в страхе, что снизят зарплату или уволят. Каждая новость о консолидации и экономическом истощении приходит как трубный звук о конце света и день проходить в апокалипсическом беспокойстве.
Не идеализируя советские времена, вы ещё помните, какая радость была о полученной хорошей книге? Как мы шли на дни поэзии? С каким воодушевлением открыли двери, и зашли в Церковь? Это не было развлечением, это был оазис, освежение души, убежище и спасение от советской идеологии.
И идеология потребительского общества не заслуживает ничего, кроме как идти и искать спасение и убежище. Просто сойти с дистанции. У тех, кто отказался
искать идентичность и уважение там, где она пытается нам указать место. Иисус сказал: «Прежде всего, ищите Царства Божье и Его правды, а остальное приложиться».  Не гуманитарная помощь с Неба (хотя в случаи истинной нужды и так), но покой, удовлетворение и чувство безопасности. К этому мы стремимся и тогда, когда ходим неверными путями.

Особенно от диктатуры потребительского общества надо избавиться тем, чей пост и должность предполагает заботу об общем благе, но открывает лёгкий способ сначала позаботиться о себе.
Без внутренней свободы новые лица обречены на старые риски и «старые лица» не могут меняться.  В Христианском опыте есть метод медитации, когда человек в тишине, и учиться игнорировать все мысли, которые есть у него и вокруг него. Для того чтобы постоянно удерживать внимание на Господе, человек повторяет какое-то «особенное слово». Похожее упражнение подошло бы, для получения свободы от идеологии потребителя.

В тишине учиться игнорировать мысли и идеи, которые просто бомбардируют наше сознание. И удерживать наше внимание на Боге, повторяя про себя: «Мне много не надо… Мне много не надо ….». А может и так: «У меня и так уже много…» «У меня и так уже много…» И почувствовать, как ослабевает напряжение, как умножается свобода и спокойствие. И тогда ты замечаешь, что можешь помочь кому-то или поддержать какую-то хорошую идею. В Латвии есть ресурс, чтобы удовлетворить нужды всех, но не для того, чтобы удовлетворить желание, стремление и амбиции всех.
Часто звучит признание, что в Латвии иссяк патриотизм. Так и есть, но не потому, что люди не хотят быть патриотами своей страны. У них просто не хватает мотивации и силы. Гёте сказал, что человек, у которого есть цель, способен вынести всё. Латышские стрелки в борьбе за свободу выдержали и сделали невероятное, так как у них была цель – независимое государство Латвия. Они были патриоты. Похоже, что мы, развивая свою страну, ошиблись с целями.

В Библии сказано, что Бог определил времена  и границы для народов, не для того, чтобы человек израсходовал товар и сам не стал им, а чтобы искали лица Божия, чтобы жили в Нём, чтобы быть Его народом.

Латвия – это земля, которую нам дал Господь. Поэтому для нас – это самое подходящее место, где мы можем раскрыть свою духовную сущность, своё Божие призвание и происхождение. Только поэтому стоит быть патриотом Латвии. Но, если человек все свои силы отдал на потребительство, то сил и времени у него хватит, лишь на малую долю патриотизма, которая не требует, ни ума, ни труда в ненависти к другим народам.

И про это надо бы сказать пару слов. Патриотизм – это не значит считать себя лучше другого и свой народ лучше другого народа. Реальный патриотизм – заботиться о благополучии и будущем своего народа и страны. Иисус сказал – дом, который раскололся в себе, не мет существовать. Он будет разрушен. Придёт сильнейший и всё заберёт. У латышей нет выбора, если им надо бороться с экономическим кризисом, с демографической ямой и против тех народов, которые живут в их стране.

Да, прошлое дало много причин для расстройства, но будущее просит примирения и совместное сотрудничество во благо Латвии. Это записано в государственных программах интеграции , но, чтобы достичь это, надо до глубины понимания и сердца понять, что патриотизм это не ненависть и не борьба против других народов, а делать то, что служит для будущего страны, или просто не мешать это делать другим. Латвии нужно примирение и совместная деятельность для создания такого государства, где латышский язык, культура и сам народ будут в безопасности, и есть единство с  гражданами других народов. Как достичь, их дружбу и сотрудничество для латвийской, демократической и европейской Латвии? Это самая трудная, но необходимая задача. Сотрудничество нескольких конфессий, Церквей и народностей в Латвии свидетельствует, что это возможно, но если их, для общей идеи объединяет Христос.
Больше, чем 20 лет назад я встретил одного Христианского миссионера, рассказ которого ещё жив в моей памяти. Из-за миссионерской деятельности он был заключён в лагере одной из стран Азии. Надсмотрщики строго наблюдали, чтобы не допустить религиозного высказывания. Больше всего он страдал от того, что не мог молиться и прославлять Бога так, как привык это делать. Но он нашёл выход. Он согласился чистить отхожие места в этой большой тюрьме. Запах стоял такой ужасный, что даже надсмотрщики не подходили близко. Он получил возможность быть с Богом наедине. Очищая и выскрёбывая нечистоты, грязные отхожие ямы он громим голосом молился, пел псалмы и восхвалял Небеса. Христос мог давать ему мир и радость даже в этой отхожей яме в одной из самой жестокой тюрьме мира.
Я никогда не был на этом уровне и скорее всего, уже не окажусь. Наша страна не на  таком низком уровне. Но хорошо знать, что Христос силен, порадовать и дать силы в подобных обстоятельствах. Но самое лучшее то, что имея живые отношения с живым Христом ты чувствуешь, что у Него всегда есть запас. И чтобы ещё не ожидало впереди, у Него есть запас, чтобы ты смог ещё и это пережить. Мы можем желать, чтобы в нашей стране, семье и в нас самих многое было бы другим. Чтобы не был необходим большой долг и консолидация за консолидацией. Чтобы не было так много уехавших. Мы можем желать не стареть и не болеть. Мы можем желать, чтобы наш супруг или ребёнок не был бы мёртв. Всё это мы можем желать, но можем ли достичь? Чаще всего не можем. И что тогда? Погибнуть от горечи? Сказать, чтобы всё пошло к чёрту?

Лучше вспомнить, что Христос может дать радость и мир в любых обстоятельствах. И это никто не отнимет! Это не зависит от решения других людей. Это даёт Христос и это остаётся. Не о том, что нам не надо будет работать, чтобы улучшить обстоятельства и привести в порядок страну, но что это может сами делать, будучи свободными во Христе. Только освященный и устроенный человек может поступать адекватно, чтобы что-то привести в порядок вокруг себя.

Христос – это Путь, Истина и Жизнь. Он Истина, которая освобождает, чтобы наша дорога будущего вела бы к надежде. На государственном празднике мы часто спрашиваем: любим землю или государство?

В судьбоносном повороте исторического времени есть три вещи, которые надо любить, чтобы народ с надеждой смотрел в будущее – своя земля, своё государство и Христос!

Пусть Господь благословит Латвию!


 


Печать

pекомендуем:

ОСТАНОВИ ТОРГОВЛЮ ЛЮДЬМИ!